nechaman: (Default)
[personal profile] nechaman
Есть такой анекдот. Искала я его в сети совершенно безуспешно.
Что странно. Обычно анекдот находится с друх заходов. А тут ничего не вышло. Только цитаты из него.
А я всегда забываю, как это было "в стихах". Т.е приблизительно так:
Диалог.
Ленин: А Вы могли бы ради счастья всего человечества убить одного человека?
Сталин: Мог бы.
Ленин: а двоих?
Сталлин: Мог бы.
Ленин: А десять?
Сталлин: Мог бы.
Ленин: А сто?
Сталлин: Мог бы.
Ленин: А тысячу?
Сталлин: Мог бы.
Ленин: Сто тысяч?
Сталлин: Мог бы.
Ленин: Миллион?
Сталлин: Мог бы.
Ленин: Вот тут то батенька мы с Вами и поспорим.

Не помню на какой точно цифре он заканчивается. Может на десяти миллионах.

Нельзя тут не вспомнить похожий диалог Авраама с Богом. Только там речь идет о праведниках и грешниках, тогда как такие категории в споре вождей не участвуют. Там вопрос ставиться вообще вне категорий добра и зла, что характерно, разумеется, так как гуманистические ценности выносят нас в другую систему отсчета. Мы стремимся к счастью всего человечества, к идеалу, сколько жизней можно принести для этого в жертву. О справедливости нет речи.
У Авраама, к тому же, спор идет от большого к маленькому: "Неужели пятьдесят убьешь?" - "нет." и т.д. И так до десятка. Почему за меньше чем десяток Авраам не спорит, есть много объяснений, оставим их пока в стороне.

Я часто размышляю, что в поставленном в анекдоте вопросе нет ответа. Т.е. В той форме, как он поставлен - возможно и есть ответ. Абстрактное понимание (у каждого свое) счастья всего человечества – это вещь очень сомнительная. Поэтому для оправдания даже одного убийства не легитимная наверное. Но вот при самозащите убить – иудаизм разрешает. С другой стороны убить кого-то чтобы спасти себя – никак нельзя. А вот если у вас одна фляжка воды на двоих – и в ней спасение, то ты не обязан ей делиться. То есть запутанная ситуация с убийством ради спасения себя. Пограничная. И в ней не всегда легко разобраться. Где граница между самозащитой и убийством другого чтобы тебя не убили. Можно придумать много ситуаций, где они не очевидны. И тут разброс от категорического запрета (умри не нарушь) до столь же категорического разрешения.
Но если смягчить формулировки, не говорить об убийстве, а задать вопрос: скольким людям мы готовы причинить горе для того, чтобы другие могли жить лучше и спокойнее? Если дом человека стоит на трассе будущей магистрали, мы не пойдем на демонстрации в защиту этого одного несчастного, которого выселят, чтобы осчастливить всю страну скоростным шоссе.
Если Выселяют из каких-то караванов, каких-то экстремистов, кто за них вступится? Кто за них вступался?
Почему мы так разволновались, когда стали выселять Гуш Катиф? Ведь не только из-за отдачи территории. До этого отдали гораздо больше автономии, и не было таких переживаний.
Я не провоцирую никого. Я действительно хочу понять, что всколыхнуло весь народ. Где проходит граница. В числе ли исковерканных жизней тут дело?
Может дело в том, что это уже не отдельная групка, а общины. В том, что люди прижившиеся на каком-то месте, и обросшие огромным числом человеческих связей, и связей с землей уже перестают быть только отдельными людьми. Появляется новое качество. Может поэтому так трудно сдвинуться общинам с места всегда. Начиная от Вавилона и кончая Европой.
Я не уверена, что это единственный ответ.
Почему мы реагируем на числа. Почему Катастрофа так ужасает числом своих жертв. Почему, если бы их было на три порядка меньше, мы бы так не ощущали ее?
Числа завораживают. В биркат hа-Мазон другое приглашение произносят если очень большое число евреев ело вместе. Даже есть отдельное благословение на ситуации когда очень много евреев просто вместе собралось.
С точки зрения математики, нет качественной разницы между единицей и миллионом. Только между конечным и бесконечным. Но тут не так.
А как?

Date: 26/09/2005 11:05 (UTC)
From: [identity profile] janka.livejournal.com
Возможно на меня магия цифр не работает. Но мне кажется, что уход из палестинских городов воспринимался как "захотели ушли, захотели зашли". И ведь зашли же когда захотели. А уход с демонтажем поселений, это окончательный уход. Только его смысл никто не понимал.
То же самое с Катастрофой. Отрицающие Катастрофу говорят что погиб "только миллион". А мне не понятно, какая разница. Миллион человек убить можно, а шесть миллионов нельзя? По моему это бред.

Date: 26/09/2005 11:47 (UTC)
From: [identity profile] ilyad.livejournal.com
Мне кажется, что ключевой момент - это пропаганда.
Как в осмыслении Катастрофы, так и в выселении Гуш-Катифа.
Не цифры, а их умелое использование.

Достоевский

Date: 26/09/2005 12:08 (UTC)
From: [identity profile] bazar-wokzal.livejournal.com
со своей слезинкой ребёнка – это тот же самый вопрос?

Re: Достоевский

Date: 26/09/2005 12:15 (UTC)
From: [identity profile] ilyad.livejournal.com
Это ответ рефлексивного идиота на этот самый вопрос, имхо.

Date: 26/09/2005 12:15 (UTC)
From: [identity profile] ilyad.livejournal.com
То есть не важно, сколько Стралин реально людей сгноил. Важно, что это дело раскрутили?
Большинство и не знает толком, сколько Сталин реально людей сгноил.

Почему, если бы скзали, что Сталин уничтожил сотню людей для счастья советского народа мы не так реагируем, как если это миллионы?
Может быть, потому что сотню людей мы себе представить как-то можем?

То на какой вопрос вы бы ответили да? И если да то сколько.
При такой постановке вопроса я бы вообще всех поубивал на хер. И было бы им счастье.

Мой вопрос не по фактам, а про психологию. Что совместимо с чем. Какую цену мы готовы платить и за что.
Сильно зависит от того, как это дело представить с точки зрения пропаганды.
Можно - несколько процентов потерь пережить с легкостью. А можно - одного человека оплакивать десять лет.

Date: 26/09/2005 13:56 (UTC)
From: [identity profile] ilyad.livejournal.com
Я вам лично и отвечаю.
Если подходить с позиций "абстрактного счастья" - то лучше убить всех.
Если вас интересует, почему от одних жертв мы приходим в гораздо больший ужас, чем от других - то это вопрос пропаганды.

(no subject)

From: [identity profile] ilyad.livejournal.com - Date: 26/09/2005 20:50 (UTC) - Expand

Date: 26/09/2005 17:03 (UTC)
From: [identity profile] ilyad.livejournal.com
Всё это - понятно, in my VEEERY humble opinion.

(no subject)

From: [identity profile] ilyad.livejournal.com - Date: 26/09/2005 20:52 (UTC) - Expand

Date: 26/09/2005 12:26 (UTC)
From: [identity profile] varana.livejournal.com
Что интересно, арабы вообще в расчет не принимаются.

Date: 26/09/2005 15:48 (UTC)
From: [identity profile] varana.livejournal.com
В соображениях о приемлемости или неприемлемости различных политических шагов.

Date: 26/09/2005 16:01 (UTC)
From: [identity profile] varana.livejournal.com
Попробую еще раз выразить свою мысль, а то получилось что-то "в огороде бузина".
Во всех этих рассуждениях существует еще некоторый коэффициент ценности жизни каждой возможной жертвы.
Одно дело пожертвовать своим ребенком ради счастья сотен, тысяч, миллионов... Другое дело - чужими детьми. Еще легче, если это - дети каких-то чуждых племен, особенно враждебных.
Допустим, террорист находится в здании вместе с несколькими еврейскими женщинами и детьми. Бросят ли наши войска в это здание бомбу? А если еще больше женщин и детей, но арабских?

Date: 28/09/2005 06:02 (UTC)
From: [identity profile] varana.livejournal.com
-Это Вы на политику стягиваете.
Как же не стягивать, если массовые убийства происходят всегда в политическом контексте.

-- обязаны нести повышенную ответственность
Максимум ответственности живого человека - его собственная жизнь. А слава (дурная или хорошая) политической фигуры зависит от статуса убитых. Если это - враги, то он - герой, великий человек. И собственные погибшие солдаты ему в укор не ставятся.

Date: 26/09/2005 18:34 (UTC)
From: [identity profile] dorimena.livejournal.com
Если не говорить о близких, когда смерть даже очень старого больного человека воспринимается очень болезненно, тогда малое количество убитых в результате политического решения наводит на мысль о сведении счетов среди "своих" или действительно виновности осужденных. Массовые же убийства пугают вероятностью попасть в число убиваемых.
Когда речь заходит о стихийном бедствии, то пугает смерть каждого человека.
Так как-то.
From: [identity profile] manyam.livejournal.com
Фактор неожиданности еще. Невозможно поверить, что огромное количество людей может быть убито "зараз", - со смертью одного любимого или нет, кое-как смиряешься. А "вдруг" этот очень пугает. Даже если это негры в Африке. (убегает в испуге обвинения в расизме)

Date: 28/09/2005 00:33 (UTC)
From: [identity profile] elinai.livejournal.com
Бывает, что история, в которой пострадал один человек, приобретает размах, а тысячи умерших не вызывают эмоций. Мне кажется, что дело не в числах, а в символизме. Какой смысл в каждом случае, какой сюжет - это определяет заинтересованность публики.

October 2017

S M T W T F S
1 2 34567
891011121314
1516 1718192021
22232425262728
293031    

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated 23/10/2017 00:43
Powered by Dreamwidth Studios