nechaman: (Default)
Много лет мне изредка снится бабушкина дача в Одессе. Пожалуй, это началось с тех пор, как папа ее продал. Сон бывает в разных вариантах, но всегда мы проникаем на дачу незаконно и поселяемся там. Никто нас реально оттуда не гонит, но я все время либо опасаюсь, что хозяин приедет, либо ищу причины, по которым он не сможет приехать, или придумать способ и договориться с хозяином, чтобы он нас не выселял.
Я пыталась многими способами этот навязчивый сон победить. Повесила дома фотографию дачи - думала, если она будет днем перед глазами - может не станет ночью возвращаться. Но не помогло. Попросила кого-то, кто ездил в Одессу прислать мне фотографию этого места сегодня, а потом даже и сама была в Одессе.
Эту дачу купил какой-то богач. Все деревья выкорчеваны, дом стоит двухэтажный - так что реальности уже нет. А дача все равно снится такой, как была когда-то, лишь дереья постепенно засыхают.
И вот я спросила себя: "А что я собственно волнуюсь во сне? Ведь туда никакой хозяин не может прийти, так как дача во сне не его, а моя, да и сам сон - мой". И вот, в последний раз, когда я там была я уже была совершенно спокойна, потому что знала, что в мой сон никакой хозяин не приедет, и моя дача целиком и полностью принадлежит мне. Теперь буду там за деревьями и розами ухаживать. И новые посажу!
nechaman: (Default)
В природе многие вещи похожи, и это еще и втеории Хаоса заметили.
Морской берег имеет то-же извилистое строение на карте любого масштаба.
И с нами, мне кажется так же.
Характер проявляется сразу после рождения. Только заметить это не так уж и просто.
Но при достаточном внимании, ты видишь, что те же самые изгибы и в три года, и в четырнадцать, и в сорок пять.
И никуда от этого не денешься.
(тут можно опять сослаться на мидраш, который в одном варианте говорит, что Ривке, когда раб Авраама пришел ее свптать было три года, а в другом - что четырнадцать. Но мне уже кто-то презрительно на это сказал, что это все литература, а наука доказала, что первый мидраш - просто ошибка переписчика. Ну, ошибка, ну ладно, это тоже часть теории Хаоса)
И еще одно расхождение мидрашей. В одном Авраам пришел к вере в три (ии четыре) года, а в другом в сорок лет.
Ну конечно, путь в разном возрасте разный, но изгиб характера - тот-же.
nechaman: (Default)
Запечатлеть явления быстротекущей жизни - какой соблазн! Не дать им ускользнуть, уплыть, забыться. Поймать, и описать, сформулировать и закрепить на бумаге. Как бабочек.
Впрочем, наверное Набоков об этом уже писал, или во всяком случае намекал.
На самом деле - рассказать о чем-то, это значит его убить, зафиксированное, записанное, оно уже не живет, так как не меняется.
Поэтому так не хочется говорить о любви. Хочется, чтобы она оставалась живой и неописанной.

А последнее время мне вообще страшно писать о чем бы то ни было. И так вокруг так много вещей исчезает, застывает, теряет что-то необходимо важное, что давало ему жизнь и смысл...
nechaman: (Default)
Когда-то где-то я читала про такой эксперимент. Усаживали человека за некоторый компьютер и давали какое-то задание, причем предупреждали, что в выполнение этого задания кто-то может вмешиваться, помогать или мешать, так что человек этого объективно оценить не может.
Потом спрашивали субъективную оценку. По результатам эксперимента выяснилось, что большинство людей оценивают реальность неверно, т.е. более опитмистично, чем есть на самом деле. Им кажется что кто-то помогает, когда реально этого нет. Верная оценка была дана лишь шизофрениками.

Иногда я размышляю об этом и думаю, а так ли важно, действительно, именно правильно оценивать реальность, как свои возможности, так и вообще...
В нашей молодости даже тост был такой: "За победу нашего безнадежного дела". И действительно, есть ли смысл бороться за победу, если дело не безнадежно? Как ни странно я в своей жизни уже много раз была свидетелем того, как безнадежные дела вдруг чудом оказывались не такими уж безнадежными, так что однозначность оценок давно уже не пугает.
Вот у Шварца:
"Он поправился. Слышите вы все: он поступал как безумец, шел
прямо, не сворачивая, он был казнен - и вот он жив, жив, как никто из вас." Может я слишком наивна, что верю в хороший конец. Но с другой стороны, как иначе можно жить?
nechaman: (Default)
Долго думала, как это так, что Шмулик находит под сосной кедровые шишки.
Пока не пошла по ссылке и не поняла, что сибирский "кедр", на самом деле сосна.
А ливанский - он на самом деле кедр.
nechaman: (Default)
В отказе мы сидели семь лет.
В это время к нам приезжало много разных "посланников" из Израиля и не только. Для того, чтобы нас посетить людям нужно было иметь кроме израильского паспорта еще какой-нибудь другой, так как тогда с Израилем дипломатических отношений у СССР не было и туристы оттуда просто так не ездили.
Народ приезжал совершенно разный. Некоторые были страшно горды свое смелостью, что решились проникнуть к нам в царство тьмы за железный занавес. Глупо их было убеждать, что здесь им ничего, в сущности, не грозит. К иностранцам в Советском Союзе относились с уважением. Максимум, что могли сделать, это выслать из страны. Но у нас и у них были совершенно разные точки зрения. Мы не видели ничего страшного в собственной жизни. Никакого героизма. Мы к этому привыкли, а они прибывали сюда из совсем другой реальности.
Некоторые ходили в Субботу по Москве пряча паспорт в ботинок. Так как, носить в Субботу по Москве религиозный человек не может (в Москве эрува нету), а ходить без паспорта им представлялось саамоубийственным. На такое расположение документа были у них какие-то галахические разрешения от их равов. Ну и ладно.
Как-то раз у нас был гость совсем другого рода. Не помню как его звали. Кажется он говорил, что он потомок вижинских хасидов. И правда у него были длинные пейсы, для практичности скрученные и завернутые за уши. Боюсь что и узнать в лицо я этого рава сегодня не могла бы.
У нас на такие уроки собиралась обычно довольно большая компания. И вот в середине урока пришла милиция: "проверять документы".
"Мы знаем кто у вас тут есть. Есть отказники, есть подаванты [те, кто подал заявление на отъезд, но ответа еще никакого не получил], а есть такие которые еще и документы не подали", - злобно заявила милиция.
Надо объяснить, что те, кто еще документы на выезд не подал в такой ситуации были, как правило, совсем не заинтересованы. Они еще нигде "официально" не числились "врагами", и не всегда торопились свою подлую сионистскую сущность обнародовать. Некоторые, например, хотели закончить спокойно университет, но и другие причины могли быть.
Жили мы на втором этаже. Поэтому, пару человек спокойно сиганула с балкона (довольно низкого, да и внизу на первом этаже, кажется была решетка). Остальным было по-фигу - переписывайте, если хотите.
Милиция проверяла документы, а вижинский рав сидел и преподавал, не обращая на них никакого внимания. Тогда они обратились непосредственно к нему, с просьбой предьявить документы. И рав их послал, и продолжал преподавать. Не то, что у него документов не было. Были. Но ему на милицию было наплевать с большой колокольни. Та потусовалась, и ушла...
А что она ему сделает?
Спокойная увереность этого рава, что милиция ему ничего сделать не может покоилась не на знании ситуации, как у нас, а на чем-то гораздо более глубоком.
На знании, в чьих руках находится его жизнь.
nechaman: (Default)
Ночь, в сгустившейся тьме виртуалы слетались к окну моему
Как-то это странно разговаривать с вертуалами. Я она вот тут, ничего не скрываю, а они играют со мной в кошки-мышки.

Надо бы завести и себе, для равенства. И когда они пишут что-то мне в дневник отвечать: "Обратитесь пожалуйста к моему виртуалу"
nechaman: (Default)
Мне недавно объяснили, что мой друг и сожитель солипсист.
И оказалось, действительно многое объясняет. То есть, когда понимаешь, что ты для человека только его представление, то, понятно, почему он на тебя давит и иногда никак с тобой не считается.
Оказалось, что из этой теории можно извлечь пользу. Вот ездили в экскурсию. Когда чего-то было не в порядке - обращались сразу к нему и говорили - это же твое представление, сделай так, чтобы нам больше не торчать тут и не ждать ключа от домика. И действительно, немедленно ключи появлялись. То же было и с едой, и со всеми остальными мелкими и крупными проблемами. Так что иногда я задумывалась, а что если мы все и есть действительно только его представление...
nechaman: (Default)
Заходил на днях сосед, друг мой хороший, Миша. Кофе пили, за жизнь рассуждали. Тут же сын мой Беньямин крутился.
У Миши такая привычка, как что забудет, говорит: "Ну с моим альцгеймером, разве вспомнишь!"
Я ему говорю: "Миша, прекрати шутить таким образом". Ты представляешь, если правда, не дай Бог заболеешь альцгеймером, ведь всякие идиоты скажут, "Это от того, что он так шутил, вот и накликал!". А мы же с тобой знаем, что все это чушь. "

Потом Миша ушел, а сын мне говорит: "Ты знаешь, у меня в йешиве был товарищ, который погиб. И целый год после его смерти у меня из головы не выходила картина, как когда, в каком-то походе мы ему устроили шуточные похороны".
nechaman: (Default)
На самом деле это не об этом. Это воспоминания.
Любмимым учителем в нашей школе был Анатолий Якобсон.
Он преподавал в нашем классе литературу и исторю. С литературой, проавда это долго не протянулось, на следующий год ему уже не дали. Но Анатолий Александрович продолжал читать лекции по литературе для всей школы. Писать о нем можно бесконечно. Такой человек был. Есть, кажется сборник воспоминаний, и собираются издавать еще. Но я и не об этом.
Была у нас подружка такая - Марина, не из нашей школы. Она влилась в нашу компанию естественным образом, и я даже сейчас не помню, кто ее привел. Потом она сама привела Наташу Штиглиц, а сама исчезла. Влилась в какую-то секту.
Но опять я отвлекюсь. Марина слышала наши восторженные отзывы от Якобсоне и составила себе о нем представление на основе наших разговоров. Встреча с реальным Якобсоном для нее была шоком. Якобсон был как стихия - большой, квадратный, с какими-то неровными зубами, с взъерошеной шевелюрой и шеей борца. А Марина представляла его себе тонким и возвышенным поэтическим юношей.

[livejournal.com profile] 3d_object размышляет о взаимоотношение реального и виртуального образа.
Мне странно, что некоторые уверены, что и после столкновения с реальностью виртуальный образ продолжает оставаться у них основным. Может это бывает, когда реальность не очень убедительна?
nechaman: (Default)
В России не пели в конце молитвы Йом-Кипура "Бе Шана hа-ба бе-Ирушалаим". Начальство запрещало. Как-то раз в маленьком зале на Архипова Неилу молился какой-то гость из за границы. Ему сказали: "У нас такой обычай, "Бе Шана hа-ба бе-Ирушалаим" в конце не петь." Он очень удивился, но петь не стал - обычаи надо уважать.
Я человек не шибко сентиментальный, но в Израиле, когда доходило до этого места, всегда начинала плакать.
В этом году впервые не плакала, а наоборот пела и плясала. Привыкла, наверное.
Кстати, и с благословением коhенов было похоже. В галуте его делают только по праздникам, а в Израиле - каждый день.
У меня первое время в Израиле было ничем не объяснимое подозрение, что все это сон или розыгрыш. Что или я сейчас проснусь в Москве, или отклеится кусочек декорации и за ним обнаружиться знакомая советская действительность.
Почему-то благословение коhенов, которое происходило каждую субботу в синагоге, меня убеждало в реальности происходящего.
По-видимому за пятнадцать лет Израиль наконец стал для меня настоящей реальностью, а прошлое получило статус сна или литературы, или, чего-то в этом роде.

June 2017

S M T W T F S
     123
456 78 910
11121314151617
18192021222324
252627282930 

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated 26/06/2017 12:20
Powered by Dreamwidth Studios