nechaman: (Default)
В последнее время часто мне попадается унылые комментарии нерелигиозных правых, которые чувствуют себя в нашей среде как-то не в своей тарелке.
Просто-таки была убита, когда один милый юзер сказал, что "Если вас станет большинство, нам будет здесь нечего делать".
И я официально и честно заявляю: Сколько бы вас ни было, вы нам не просто нужны, вы нам необходимы. Атеизм сегодня неразрывная часть религии. И если вы нас бросите, то кто его знает, куда мы можем скатиться.
Граница проходит не между нами, а между теми, кто признает, что есть в мире мораль и справедливость, и теми, кто считает, что у каждого своя правда.
Никто не может претендовать на то,что вся правда у него в кармане. Но должно понимать, что у каждого есть ее часть, и уважать ту часть, которая находится у другого.
И вообще, не надо бояться быть в меньшинстве. Я наоборот, боюсь оказаться в большинстве, очень уж непривычно.
nechaman: (Default)
Демократия, она конечно прогрессивный строй, какой бы она относительной не была, тоталитаризм хуже, наверное. При демократии, если действительно решения принимаются большинством, то большинство, по крайней мере, должно быть довольно. Правда, у нас это не так, большинство, как ни крути, всегда недовольно.
Но и при демократии, если большинство вдруг решит что-то неприемлимое совершенно, например, отнять вообще право голоса у меньшинства, запретить рыжим жениться или еще что-то такое несуразное и обидное, то меньшинство это может восстать. Если избирательное право, право жениться, или что другое это оправдывает. То есть, чтобы выйти на восстание, нужно пожертвовать своей обычной жизнью, быть готовым пойти в тюрьму, а может быть и что похуже. Нужно преодолеть нежелание ввязываться в грязь политики, отвращение к публичным действиям и проявлениям силы для достижения своей цели. Но если есть большое количество таких людей, и они готовы восстать за идею, то может это преграждает путь тирану, а в той ситуации, когда их нет, тиранам путь достаточно прост.
С другой стороны, путь такого противостояния, когда с двух сторон довольно много людей готовых "страдать за идею" не путь ли это к гражданской войне?
А по опыту диссидетства задавить протест репрессиями не так просто. Протест, как гидра, там где у нее отрубают голову - вырастают несколько. Нужно очень сильно реперессировать, чтобы задавить - т.е. снова тоталитаризм на горизонте.
К чему это я. Мысли сырые, нет ответа.
============================
Беня пришел, говорит: "hар hа-Мор" они против прегораживания дорог...
А интересно, за что они? Какой у них ответ? Когда-то слышала от hар hа-Морника (по другому поволу, но я думаю, что и тут ответ тот-же) "Надо учиться больше, увеличивать Тору в Народе Израиля."
И я вот спрашиваю, эти там на "Горе Мория", не слишком ли они далеки от народа...
Ну конечно, их дело даром не пропадет. Но вот сейчас, кто бы пришел, и все объяснил, и сказал, как правильно, а как нет. Фигу.
nechaman: (Default)
Рабби Нахман в пересказе Бени.
Увидел Царь как-то раз сон, что весь урожай будущего года будет "сумасшедшим". Каждый, поевший от него, станет безумным.
И вот он вызвал своего первого министра и думали они что делать, есть или не есть, так как у царя-то есть запасы, чтобы продержаться. И решили, есть как все от урожая этого года, и тоже стать безумными как все, но только поставить себе оранжевый знак знак на лоб, чтобы увидев друг друга, вспомнить...
nechaman: (Default)
Жил был бедный человек, и была у него красавица жена. Жили они в своей деревне и были очень счастливы, пока слух о ее красоте не дошел до царского дворца. Прислал тогда царь стражников, забрать жену у бедного человека, так как не фиг. А человек этот был силен как бык, богатырь, можно сказать. И подрался он со стражниками, а жену не отдал.
Тогда прислал царь в деревню эту войско. Войско деревню разрушило, жену забрало, а самого крестьянина посадили в тюрьму.
И вот сидят пригорюнившись на завалинке два его бывших соседа. Один говорит:
- Я нашего друга очень хорошо понимаю, любовь дело серьезное, но, с другой стороны, все же нельзя, чтобы из-за тебя разрушили целую деревню. Должен был он это предусмотреть, и смириться.
А другой сказал:
- А я его не понимаю. Подумаешь любовь. Он должен был потребовать от царя взамен этой жены другую равноценную, и еще денег в придачу, как возмещение за беспокойство.
nechaman: (Default)
Звонил вчера Беня ПП.
Муж спрашивает: "Как там ты, что делал?"
А он отвечает: "Это не телефонный разговор".
nechaman: (Default)
Вот уже который год удерживаюсь от того чтобы описать "Шабат иргун". Ну, кому это может быть интересно. Это бурное сумасшестввие "бней акива", когда целый месяц перед этим дети не водятся дома, а если приходят, то все в краске и ноют, что танец совсем не готов, или, что мальчишки не придумали вставные сцены, или...
Но у каждого возраста там свои замочки. Йохевед осталась у нас последняя, Шмулик не любит скаутские загибы, он человек тихий, домашний.

Но кульминация всего, линейка и горящее новое имя отряда, и представления...
Язык отказывается этот балаган описать.
В России то этим заведывали взрослые. И пионерская линейка напоминала муштру. А тут все на самоорганизации. И старшие дети (вожатые) усердно заводят младших, чтобы побольше кричали. За это даже приз отдельный дают, называется за "мораль". Слово "мораль" тут понимается совсем не так как в русском.

Что самое удивительное, что все-таки крик иногда стихает. И можно посмотреть, что они там напредставляли.
"Связки" (между отдельными выступлениями) обеспечивает по традиции старший отряд. Там были и вправду смешные, но глупо описывать представление. Идея не самое главное. А играли смешно-таки.
Одну сцену все же хотела описать.
Изображали они молодого человека, который приехал к какому-то восточному "гуру" учиться эзотерике.
Тот его учит, но все время пытается выяснить, откуда юноша родом. А парень отнекивается, мол, ты не знаешь. В конце концов признается, что из Азии, из Израиля. Но гуру продолжает его пытать, откуда из Израиля тот опять отнекивается, мол, откуда тебе знать, какие города в Израиле, и мое место никому не известно...
В конце, когда ученик признается, что он из Бейт-Эля, учитель спрашиват Бейт-Эль алеф или Бейт-Эль бет. Объясняю, что смешно тут то, что это правда. И жителям Бейт-Эля известно, что в какой бы точке земного шара ты не оказался, когда скажешь, что из Бейт-Эля, спросят из алеф или бейт.
Однако, вижу, что писать было ошибкой. Бледно получается, да.
nechaman: (Default)
"Я никогда не поеду на Синай! - неожиданно принял решение Шмулик. Потом подумал несколько минут и добавил: "Если конечно, не в рамках военной операции".

Ну, клянусь, ну никогда ничего подобного, никакой пропаганды великого Израиля, или чего-то близкого.
nechaman: (Default)
Долго размышляла, как я смогу это описать, но пришла к выводу, что язык слаб.
Он не возражает описывать горные вершины, низвергающиеся водопады, шествие по Иерусалиму христиан, любящих евреев искренней любовью (включая православных с батюшкой в сутане!).
Но все попытки, даже мысленно сформулировать, почему мне было в Ткоа так отлично, сводились к одной лишь формулировке: "Там ты можешь быть самим собой".
Впервые за двадцать, а может быть тридцать лет я праздновала, а не была на этом празднике зрителем, усиленно пытающимся почувствовать себя участником. В нашем, постепенно стареющем послении, вся молодежь разъезжается по другим городам - веселить местных, и остаются только родители. Из них плясать, на самом деле, хотят лишь два-три, а половина старается сделать вид что им весело прыгать или хотябы топать. Остальная часть публики скучает и трепется по углам, и среди них, конечно ПП, который этой формы самовыражения стесняется вообще. Где-то же в районе 4-5 hакафы ПП обычно посылает кого-нибудь ко мне наверх, сказать, что с него хватит и пошли домой, чем окончательно тушит во мне всякую надежду на что-то более радостное и возвышенное, чем просто тупое глазение сверху на все это дело. И даже, если я упираюсь и не иду домой, в конце вечера меня всегда ждет разочарование, так как я всегда забываю, что в Бейт-Эле вечером Тору не читают. И я остаюсь со своей ностальгией по той "Симхат Тора" - которая была в моей молодости в России.

Шир hа-Шалом, правда так до конца и не допели. Рав Менахем все время пытался запевать, но все спотыкался на второй строчке. Зато, мне кажется, все остальные песни спели, включая "hава-нагила" и еще всякое, типа "Раби шлита, раби шлита - эйн камоха бе-олам...".
Было еще много всяческих дурачеств. Например, между hакафот рав Менахем говорил короткие драшот. И пару раз начинал их так: "В своей книге "Сфат Эмет" рав Нахман говорит...." На второй раз кто-то даже поинтересовался, что это должно значить, и ему спокойно объяснили, что Рав Нахман написал еще много книг, в том числе Рамбама и пр.

Иногда некоторые выходили молиться на травку, или просто полежать.

На женскую половину нам тоже принесли Тору, чтобы мы с ней могли плясать. И мы плясали, еще как.

Детей там тоже приносят с собой. И они чувствуют себя в синагоге как дома.

Шмулик, кстати, тоже был черезвычайно доволен. Его там вызвали на "глилу".
Он характереизовал свои ощущения таким образом: "Бывают случаи, когда у меня есть в штанах дырка, которую никто не видит, но и тогда, если я нахожусь в синагоге, я чувствую себя неловко. В Ткоа, мне кажется, в таком случае, я бы чувствовал себя нормально."
nechaman: (Default)
Собрала виноградику поесть. Отделила труму и маасер, помыла.
Михаль смотрит внимательно:
- Все-таки у них в "Сде Элияhу" - совсем другой виноград.
Я:
- Ну, уних может сорт другой.
Михаль:
- Грозди огромные и потрясающей красоты.
- Ну они наверное,вообще все время за ним следят, опрыскивают, подрезают правильно, я же не специалист...
- Нет, мам. Это у них от того, что они праведники.
nechaman: (Default)
Хотела об этом писать на иврите. Но так медленно получается, пальцы, заразы не знают где буквы, приходится глядеть...
Ну его.
Неделю была Михаль в Сде Элияhу. "Шавуа-авода". Неделя работы.
Перед этим я поинтересовалась: "Вам хоть заплатят что-то?" Михаль удивилась: "Да нам они еще одолжение делают, что разрешают у них поработать. Нам же это в кайф. Все вместе. И кормят нас, и в бассейн разрешают ходить".

После этой недели в субботу рассказывала:
"Все-таки они там странные в кибуце. Все ездят на велосипедах: перед столовой - милион велосипедов, и даже перед детским садом, тысячи маленьких велосипедиков. И вообще, они там хафифиники. В пост, почти никто не постился, давали еду, как всегда. После поста мало кто пришел в столовую, хотя еду можно было найти..."
Я говорю: "Ну, они другие". Михаль продолжает: "Странные они, девочки приходят как и мальчики утром на молитву в синагогу. И все друг к другу относятся как родственники. Как будто одна большая семья." А я свое:
"Ну, другие они. Ведь это как-то, может быть связано, с одной стороны это, а с другой стороны то."
Михаль:
Нет, все же хафифники они, не постятся в пост... Но любят друг друга... Да, нам бы в Бейт-Эле так.... Так ты что хочешь сказать, что поскольку посты установлены из-за беспричинной ненависти, а они все так друг к другу хорошо относятся, то это ничего, что они не постятся? Вроде как этот грех они уже исправили?... Нет, все же странные они."
nechaman: (Default)
Компьютер почти налажен. Можно и в ЖЖ заглянуть.
Смотреть свои старые записи, скажем прошлогодние меня не очень привлекает. Это вроде как в анекдоте про картошку - сегодня сажаем, через неделю выкапываем.
Лет через десять, может быть и будет интересно.

Поэтому я не буду искать когда это я пыталась начать цикл - "Туманные картинки" (кому охота может найти у меня в журнале, там правда было, кажется про переводные картинки, но кончалось туманом). Вообще, туман вещь очень многозначительная. Как сказано про Бога - что он "Шохен бе-арафель" - то-есть Его присутствие в тумане. Знать точно, в подробностях ничего нельзя, можно только пытаться уловить общий контур, приблизительный смысл.

"Мастер и Маргарита" было в России у нас, конечно, культовым произведением. Выход его из печати совпал с моим отрочеством, и издание ощущалось почти чудом. Такое случалось в ту пору, что прежде невозможные вещи издавались. Не то, чтобы это было правилом, просто временные оттепели. Мне еще добавляло гордости и привязанности к этой книжке, что прочтя о готовящемся издании в "Московском комсомольце", я не зная (по темноте своей) кто такой Булгаков, от одного, приведенного отрывка пришла в восторг и решила обязательно прочесть книгу, когда выйдет. Ну, потом уже, и все о ней заговорили.
Мне кажется, что одной из причин любви к Булгакову у меня было то, что он оживил вещи до этого мне совершенно ничего не говорящие. Древний Йерусалим оказался близким, и слова и понятия, которые должны были бы мне быть известны по факту моего рождения еврейкой только с этого момента стали осознаваться.

Теперь как раз, когда я живу в натуральном Израиле, и присоединена гораздо сильне и живее к прошлому это очарование немного рассеялось.

Когда мы только приехали, мы жили около месяца в гостинице "Шалом", откуда из окна открывался потрясающий вид на Йерусалим. И случилось однажды туманным утром, подойдя к окну, я ничего не увидела, и поняла, что вот оно как бывает: "Пропал Ершалаим - великий город, как будто не существовал на свете". И в тот момент я поразилась Булгакову - как он догадался, что так оно бывает. Потом подумала, что наверное, он все же много знал, читал - не сам придумал. Но в первый момент было потрясение узнавания. Этот туман, такой характерный для Йерусалима, такой важный наверное именно для него, уведенный мной с 16 этажа гостиницы "Шалом" совершенно меня покорил, даже если бы Булгаков раньше мне про него и не рассказывал.
nechaman: (Default)
Сына моего временно командировали в "бакум" принимать будущих содат. В основном ему говорят: "займи их тут пока...". Ну он и изощрается в меру своей фантазии. Но это не возможно описать в письменной форме.

Будущим солдатам велели приготовить в двух экземплярах список дежурств и принести один - для контроля. Приходит солдат, приносит список Алексу и говорит: "hине ршимат hа-йеладим" ("вот список детей"). Не в шутку, а просто по привычке. И в то время, что Алекс занимал их чем нибудь - давал разные задания, к нему очень часто по привычке обращались "hа-море" ("учитель").
Дети - да.
nechaman: (Default)
Женщина должна соблазнять а не убеждать. Слова нам для того чтобы общаться между собой. Если вы и научите мужа Вас слушать, все равно, не надейтесь, что он в состоянии это делать долго. Поэтому надо говорить кратко. Как со средствами массовой информации.
Когда-то, когда мы только приехали, на нас была опробована прямая абсорбция. Поселили нас в шикарном отеле - вначале все всегда шикарное. Ведь нужно было доказать правильность идеи, чтобы не строить новые центры абсорбции. Но нам там не было приятно, и мы были очень рады поскорее снять себе квартиру и зажить настоящей жизнью на Земле Израиля. Мы, просидев довольно много лет в отказе, и изучая там Тору и Иврит, свободно говорили общались и управлялись в новой жизни.

Отношение к нам, первым почти после открытия железного зановеся была прекрасное. Помню, одн таксист (кто-то из знакомых ехал и меня подвозил) узнав, что я толко несколько дней в Израиле обрадовался и сказал: "О, так на Вас можно сказать ше-hехеяну.

Через месяц такой жизни к нам пришел брать интервью Эмануил Гальперен, тогда еще тоже довольно новый оле из Франции. Мы довольные жизнью, сказали, что у нас все хорошо, но такой способ совершенно не подходит для пожилых и не знающих иврита.

В трансляцции по телевизору, всю вторую часть акуратно отрезали - кто платит, тот и цензурирует музыку. Некоторые знакомые нам перестали временно подавать руку, пока не прояснилась, что наша вина, в наивности и неопытности, а не в пренебрежении и жестокости к слабым.

Рав Авинер говорит: "Никогда не знаешь, во что превратят твои слова СМИ. Поэтому я стараюсь говорить такие фразы, которые трудно обрезать. Например - Земля Израилья принадлежит народу Израиля."
nechaman: (Default)
В России не пели в конце молитвы Йом-Кипура "Бе Шана hа-ба бе-Ирушалаим". Начальство запрещало. Как-то раз в маленьком зале на Архипова Неилу молился какой-то гость из за границы. Ему сказали: "У нас такой обычай, "Бе Шана hа-ба бе-Ирушалаим" в конце не петь." Он очень удивился, но петь не стал - обычаи надо уважать.
Я человек не шибко сентиментальный, но в Израиле, когда доходило до этого места, всегда начинала плакать.
В этом году впервые не плакала, а наоборот пела и плясала. Привыкла, наверное.
Кстати, и с благословением коhенов было похоже. В галуте его делают только по праздникам, а в Израиле - каждый день.
У меня первое время в Израиле было ничем не объяснимое подозрение, что все это сон или розыгрыш. Что или я сейчас проснусь в Москве, или отклеится кусочек декорации и за ним обнаружиться знакомая советская действительность.
Почему-то благословение коhенов, которое происходило каждую субботу в синагоге, меня убеждало в реальности происходящего.
По-видимому за пятнадцать лет Израиль наконец стал для меня настоящей реальностью, а прошлое получило статус сна или литературы, или, чего-то в этом роде.
nechaman: (Default)
Есть у меня сосед, народный умелец. Потрясающий сад за высоким забором (sic!). Да, а в заборе калитка, а на ней написано "осторожно злая собака". Может, правда теперь не написано, т.к. Злая собака давно умерла, а вместо нее бегают две добрые величиной с наперсток.
У него там за забором ручей, водопад и два прудика (искусственные разумеется). В прудиках цветут водяные лилии, кувшинки и всякие экзотические водяные растения и цветы. Плавают золотые рыбки. Он еще спросил, не продают ли в зоомагазине лягушек, но его подняли на смех. И, правда, лягушки очень быстро завелись сами и квакают вовсю.
Я как-то зашла к нему посмотреть на все эти чудеса, а он мне объяснял, что еще он планирует доделать. И сказал так:
"И в тот момент, когда меня придут отсюда выселять, я буду продолжать копаться в саду и попрошу, ну дайте мне только вот эту дорожку доделать, этот цветок пересадить. "
Увидев мое удивление он добавил: "А, что вы думаете, я уверен, что этот дом моим детям не достанется, всех нас отсюда выгонят."
Честно, я была в шоке. Нет, не то, что бы я иногда не представляла, что нас отсюда придут выселять. Но вот как с такими мыслями можно ухаживать за садом, не пойму. То есть, у меня тоже есть сад (без прудов и рыбок), и я тоже за ним ухаживаю. Но не могу совмещать это с мыслью о бессмысленности этой работы. Когда сажаешь деревья, думаешь, что всю жизнь будешь под ними жить. תחת גפנו ותחת תאנתו
nechaman: (Default)
Когда мы только приехали в Израиль, еще не было даже первой интифады. Она началась только через пару месяцев. Тогда мы приехали в гости в Хеврон. В то время там было спокойно, по сравнению с сегодняшним днем. Но конечно по сравнению с другими районами страны было немного опаснее.
В те дни мы со Шмуэлем Мушником (жителем Хеврона и экскурсоводом) лазили по таким проулкам и углам старого Хеврона, в которые сегодня не ступает нога евреев, и где мой четырехлетний сын регулярно и благополучно терялся. Сейчас этот сын десантник и охраняет тот же Хеврон. Боюсь, что, если бы он снова решил потеряться в тех же местах, это бы у него так благополучно не прошло.
Когда же мы первый раз в Хеврон приехали и разговаривали с местными жительницами, они нам рассказывали как у них опасно:
- У нас очень опасно, все мужчины ходят с оружием!
Мы спросили:
- А женщины?
- Нет женщины нет, конечно, но все мужчины только с оружием, потому что очень опасно...

И кстати, еще одно воспоминание.
Когда-то в те времена я ехала с кем-то, и в городе Рамалла, куда сегодня евреи въезжают только на танках машина наша заглохла. Тут же перед нами остановилась еврейская машина и из нее выпорхнуло некое небесное ведение, девушка, вся в белых, развевающихся одеждах и с автоматом на перевес. Впечатление было так сильно, что этот белый воздушный призрак с автоматом до сих пор стоит у меня перед глазами, как символ чего-то, не знаю только чего...

August 2017

S M T W T F S
  12 3 45
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated 20/08/2017 17:27
Powered by Dreamwidth Studios